Статья 446. Имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам

Позиция судов

Определением суда первой инстанции отказано в удовлетворении ходатайства об исключении квартиры из конкурсной массы и утверждено Положение о продаже, предусматривающее начальную продажную цену квартиры в размере 16,9 млн руб.

Суд апелляционной инстанции и суд округа подтвердили правильность решения первой инстанции.

Суды пришли к выводу, что квартира, находящаяся в ипотеке, даже будучи единственным жильем, не может быть исключена из конкурсной массы должника и, следовательно, подлежит реализации в деле о его банкротстве.
к содержанию ↑

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

ВС РФ подтвердил, что наличие у квартиры свойств единственного пригодного для постоянного проживания помещения не влечет ее исключение из конкурсной массы, если она является предметом действующей ипотеки.

Между тем, как разъяснено в п. 5 постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан», если кредитор по требованию, обеспеченному залогом единственного жилого помещения, не предъявил это требование должнику в рамках дела о банкротстве либо обратился за установлением статуса залогового кредитора с пропуском срока, определенного п.

1 ст. 142 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), такой кредитор не вправе рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет предмета залога, в том числе посредством обращения взыскания на данное имущество вне рамок дела о банкротстве.

В этом случае жилое помещение считается не вошедшим в конкурсную массу в силу п. 3 ст.

213.25 Закона о банкротстве, право залога на него прекращается после завершения процедуры реализации имущества при условии освобождения должника от дальнейшего исполнения обязательств.

Указанные разъяснения направлены на недопущение ситуации, когда вопреки смыслу положений ст. 446 ГПК РФ и Федерального закона от 16.07.98 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» единственное пригодное для постоянного проживания жилое помещение фактически будет реализовываться в целях приоритетного удовлетворения требований по текущим обязательствам и требований незалоговых кредиторов, получивших в силу законодательства о несостоятельности приоритет над опоздавшим залогодержателем.

Требования гражданина Ч. и гражданки Ч.

включены «за реестр» в связи с пропуском срока, определенного п. 1 ст.

142 Закона о банкротстве, и судом было отказано в восстановлении пропущенного срока. Это значит, что на них распространяются названные разъяснения, в связи с чем спорная квартира (если она обладает признаками единственного пригодного для постоянного проживания помещения) должна была считаться не вошедшей в конкурсную массу.

Вместе с тем, разрешая спор, суды ограничились констатацией существования обременения в отношении имущества (что автоматически, по их мнению, влекло возможность обращения на него взыскания), не проверив наличие у квартиры признаков, предусмотренных ст. 446 ГПК РФ.

Так, уполномоченный орган ссылался на то, что гражданин П. живет по иному адресу, а смена места регистрации в органах регистрационного учета была осуществлена им искусственно в преддверии спора в целях создания формальных условий для исключения имущества из конкурсной массы.

В то же время уполномоченный орган заявлял, что в спорной квартире продолжает жить бывшая супруга гражданина П. с их общими детьми.

Судами названные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, не проверялись, и доводам уполномоченного органа правовая оценка не дана. При таких условиях, поскольку выводы судов о правовых последствиях существования ипотеки являются ошибочными, а признаки единственного пригодного для постоянного проживания жилья у квартиры не проверены, любые суждения относительно наличия оснований для исключения помещения из конкурсной массы или утверждения Положения о его продаже в настоящий момент являются, по мнению ВС РФ, преждевременными.

1. Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:

жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;

земельные участки, на которых расположены объекты, указанные в абзаце втором настоящей части, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;

Мнение эксперта
Макаров Игорь Тарасович
Юрист-консульт с 8-летним опытом. Специализация — уголовное право. Большой опыт в экспертизе документов.
предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;

имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает сто установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда;

используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, корма, необходимые для их содержания до выгона на пастбища (выезда на пасеку), а также хозяйственные строения и сооружения, необходимые для их содержания;

семена, необходимые для очередного посева;

продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении;

топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной пищи и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения;

средства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество;

призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.

2. Перечень имущества организаций, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, определяется федеральным законом.
к содержанию ↑

Могут ли за долги перед банком наложить арест на единственное жилье?

Своим постановлением Верховный Суд поставил в этом вопросе точку – да, могут. Такие действия со стороны приставов признаются правомочными, невзирая на то, является ли жилье для должника единственным.

Арест единственного жилья рассматривается как обеспечительная мера, предусматривающая наложение ограничений по распоряжению недвижимостью в пределах срока, пока должник не погасит задолженность в полном объеме. Запрет распоряжения единственным жильем распространяется не только на осуществление сделок, но и на прописку и (или) вселение каких-либо лиц после наложения ограничения.

Формально за заемщиком-должником и членами его семьи останется только право проживать в квартире (доме) и пользоваться жильем. Здесь следует учесть, что даже если должник сменит свою регистрацию и сам выселиться из арестованного жилья, статус последнего никак не измениться и не приведет к снятию ограничительных мер.

Чем можно объяснить такое решение суда?

  • Во-первых, положение закона (ст.446 ГПК), ограничивающие обращение взыскания на единственное жилье, и без разъяснений высшей судебной инстанции касалось исключительно взыскания, а принятые для его обеспечения меры – формально другая процедура, предшествующая процедуре взыскания. Надо сказать, что и ранее некоторые судебные приставы применяли арест единственного жилья в качестве обеспечительной меры, правда, далеко не всегда суды шли им навстречу и не отменяли по жалобам должников наложение этих мер. Поэтому широкой практики применения подобного рода действия приставов не имели.
  • Во-вторых, правило «единственного жилья» очень часто становилось камнем преткновения и лишало кредиторов хоть какой-то возможности принудить должника исполнить свои обязательства. Тогда как многие заемщики-должники жили отнюдь не в «хрущевках», а дорогостоящих загородных домах. При этом успевали до принятия иных обеспечительных мер создать все условия, чтобы применить их было попросту не к чему. Понимая, что в суде по жалобе должника все равно будет принято решение о снятии ареста с дома, приставы ничего не предпринимали, даже если об аресте жилья поступало соответствующее заявление кредитора. В результате должник вполне мог распоряжаться своей недвижимостью как угодно, а все устные и письменные требования о погашении долга – успешно игнорировать.

Разделив понятия «арест единственного жилья» и «обращение взыскание на единственное жилье», Верховных Суд фактически подтвердил уже имеющуюся законодательную норму и превратил ее действие в обязательную правоприменительную практику. Одновременно с этим была разрешена и проблема злоупотребления должниками своим правом.

Сохраняя статус собственника, они теперь обязаны соблюдать юридическую сохранность и целостность своего жилья, не действуя себе во благо, а в ущерб интересам кредитора.

Решение об аресте единственного жилья должника и конкретных ограничительных мерах принимает пристав – это его право. Решение можно оспорить в суде, но вероятность выигрыша дела невелика.

Среди возможных вариантов оспаривания:

  1. Ссылка на то, что стоимость жилья несоразмерна сумме задолженности.
  2. Обоснование требования снять арест с жилья наличием иного имущества, на которое можно обратить взыскание, и при этом достаточного для погашения задолженности.

Такие возможности были и раньше. Но их реализация после разъяснений Верховного Суда, скорее всего, серьезно усложнится.

Мнение эксперта
Макаров Игорь Тарасович
Юрист-консульт с 8-летним опытом. Специализация — уголовное право. Большой опыт в экспертизе документов.
Согласно закону стоимость арестованного имущества (любого) должна быть соразмерна сумме долга. Таким образом, если задолженность составляет, скажем, 100 тысяч рублей, а стоимость жилья – несколько миллионов, то несоразмерность очевидна.

Однако Верховный Суд допускает, что в исключительных случаях несоразмерность арестованного имущества и долга может не приниматься во внимание. Пример такой ситуации – указанный выше случай проживания должника в дорогостоящем коттедже.

В то же время оспаривание ареста единственного жилья на основании того, что у должника есть иное имущество, за счет которого может быть исполнено взыскание, вполне способно привести к выигрышу судебного процесса. Правда, в подобного рода ситуациях Верховный Суд перекладывает на должника необходимость представлять приставам соответствующие сведения о наличии такого имущества, формально снимая с приставов обязанность разыскивать его для целей принятия или непринятия решения о наложении ареста на жилье.

В настоящее время пока трудно говорить о том, какова будет судебная практика рассмотрения споров, обусловленных применением ареста по отношению к единственному жилью собственников. Не исключено, что и сами должники будут искать лазейки для обхода новых правил, что представляется потенциально возможным, даже без нарушения закона.

Арест жилья, находящегося в статусе сложной собственности (доли, совместно нажитое супружеское имущество, оспариваемая собственность), вполне может создать условия для многочисленных споров. Но исходя из позиции Верховного Суда, что, правда, было характерно деятельности судебных приставов и ранее, какие бы не возникали споры, основное бремя доказывания своей позиции и незаконности действий приставов ляжет на должников, проживающих с ним членов семьи, других зарегистрированных в жилье лиц и (или) совместных собственников.

к содержанию ↑

Единственное жилье и ипотека

В части возможности наложения ареста и обращения взыскания на единственное жилье, состоящее в залоге (ипотека), ничего не изменилось. Предпринять меры к погашению долга за счет залоговой недвижимости – право банка, которое в зависимости от особенностей ипотеки может быть реализовано самостоятельно или на основании судебного решения.

Тогда Солодовкин обратился в суд с иском об обращении взыскания на наследство Шинкаревой – квартиру. Он полагал, что эта квартира выступала обеспечением исполнения обязательств.

Шинкарева, напротив, оспаривала заключение договора залога. Она указывала, что из буквального содержания расписки о получении займа не следует залог объекта недвижимого имущества, не указан предмет ипотеки, его оценка, не проводилась и предусмотренная законом государственная регистрация залога.

Прикубанский районный суд г. Краснодара отказал Солодовкину в иске. При этом суд исходил из того, что спорное жилое помещение является единственным пригодным для проживания, а значит, на него не может быть обращено взыскание.

ИСТЕЦ: Игорь Солодовкин*

ОТВЕТЧИК: Ирина Шинкарева*

ДЕТАЛИ: Иск об обращении взыскания на квартиру

РЕШЕНИЕ: Отменить апелляционное определение, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции

Когда дело дошло до Верховного суда, тот обратил внимание на следующее: залогодержатель в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обеспеченного залогом обязательства приобретает не предмет залога, а право получить удовлетворение из стоимости предмета залога, который с этой целью реализуется. Следовательно, по закону обращение взыскания на жилье должно осуществляться путём его продажи с публичных торгов с определением начальной продажной цены.

Однако судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда не учла этого и вынесла определение о передаче квартиры в собственность Солодовкина минуя публичные торги, что недопустимо. Конечно, в некоторых случаях удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству может осуществляться путём передачи предмета залога в собственность залогодержателя (п.

1 ст. 334 ГК), однако апелляция не указала на этот случай.

Она также не привела закон, которым руководствовалась, передавая предмет залога залогодержателю. Кроме того, по мнению ВС, апелляция должна была установить характер возникших между сторонами правоотношений и характер взятых на себя сторонами обязательств.

Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам ВС отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции (№ 18-КП 7-216). В настоящее время дело еще не рассмотрено.

«Отмененное апелляционное определение вызывает, по меньшей мере, недоумение. Здесь усматривается довольно явное нарушение положений закона, устанавливающих порядок обращения взыскания на жилое помещение и требования к форме залога недвижимости.

С другой стороны, с сугубо житейской точки зрения сложившаяся ситуация представляется несправедливой. Вероятно, этим и обусловлено то обстоятельство, что в первую очередь ВС обратил внимание именно на нарушение порядка обращения взыскания на предмет залога, и лишь после этого относительно мягко поставил под сомнение оформление залоговых отношений», – отметил партнер Dentons к.

ю. н.

Роман Зайцев. «Обращает на себя внимание то, что на уровне апелляции принято явно неправосудное решение.

ВС подтвердил, что, во-первых, ипотека не может возникать из расписки (наоборот, закон требует соблюдения письменной формы для договора ипотеки), и, во-вторых, предмет ипотеки должен реализовываться на торгах, если только закон не устанавливает иных опций. Примечательно, что суд вообще никак не высказался по поводу отсутствия госрегистрации ипотеки.

Этому можно найти два объяснения: либо выявленные нарушения формы договора и порядка реализации заложенного имущества были настолько вопиющими, что внимания судей на государственную регистрацию уже не хватило, либо принцип публичной достоверности реестра ЕГРН утрачивает весомость при разрешении споров о праве на недвижимость», – заявил партнер КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Патракеев.

Выводы ВС в части отсутствия залога соответствуют сложившейся правоприменительной практике. Вместе с тем квартира явно была упомянута в расписке именно для обеспечения обязательств заемщика.

И пусть в силу отсутствия регистрации залог не возник, все же суду нужно было исследовать вопрос о том, не было ли другого обеспечительного механизма. Ведь в ст.

329 ГК не определены способы обеспечения обязательств, что открывает возможность участникам гражданского оборота самостоятельно конструировать различные обеспечительные конструкции.

Адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская

* имя и фамилия изменены редакцией

29 ноября 2018 года Верховный суд выпустил Определение, которое наделало очень много шума. Если кратко, то ВС РФ допустил изъятие у должника в процессе банкротства единственной квартиры. Хотя, как все знают, статья 446 Гражданского процессуального кодекса запрещает изымать единственное жильё.

СМИ преподнесли это как катастрофу и сенсацию. «Скоро приставы будут выкидывать тысячи людей по всей стране из единственных квартир из-за долгов» — именно такой вывод должны были сделать читатели интернет-изданий.

В этой статье мы анализируем судебные решения и эту ситуацию в целом. Можем сразу сказать — обычных заёмщиков Определение Верховного суда вообще никак не коснётся. Никто не будет массово лишать людей единственных квартир. Впрочем, обо всём по порядку.

Мнение эксперта
Макаров Игорь Тарасович
Юрист-консульт с 8-летним опытом. Специализация — уголовное право. Большой опыт в экспертизе документов.
Из статьи вы узнаете, чем руководствовался Верховный суд, лишая единственное жильё неприкосновенности. Спойлер — оказалось, что на самом деле это не единственное жильё должника.
к содержанию ↑

Должник берёт в долг 250 000 долларов, покупает квартиру, деньги не отдаёт

В 2008 году Фрущак купил трёхэтажную пятикомнатную квартиру площадью 198 м.кв., вокруг которой впоследствии и разгорелись судебные страсти.

Пристав обнаружил, что в собственности должника есть эта пятикомнатная квартира и наложил на неё арест. Это лишало Фрущака возможности быстро продать её.

После этого Фрущак пытался в суде оспорить договор уступки прав требования между Даниэляном и Кузнецовым, но суд отказал. Однако в 2011 году арест с квартиры был снят.

Первый раунд — за должником. Но теперь перед ним со всей остротой встал вопрос — как защитить ценную недвижимость?

к содержанию ↑

Как спасти от взыскания трёхэтажную квартиру?

Очень просто — надо передать квартиру другому человеку. Кому именно? Жене, конечно, ведь это самое простое и логичное.

В августе 2011 году должник заключил со своей супругой соглашение о разделе имущества. По этому соглашению квартира, которая впоследствии была оценена в 27 млн руб, якобы стоила 762 тыс руб.

По соглашению супруга Фрищука становилась собственником квартиры. Через неделю после заключения соглашения супруги развелись, а через пять дней после того, как право собственности бывшей супруги было зарегистрировано, она подарила квартиру дочери.

Чего должник добился этими действиями? Квартира больше не была в его собственности, а значит, судебный пристав не мог обратить на неё взыскание, то есть передать кредитору в счёт долга.

Конечно, кредитору это сильно не понравилось, и он обратился в суд, чтобы сделки признали недействительными и вернули квартиру в собственность Фрущака, чтобы её можно было взыскать в счёт долга. Кредитор заявил, что сделки заключены только с целью уйти от долгов. Суд удовлетворил тот иск:

  • дарственная на квартиру в пользу дочери Фрущака и
  • соглашение о разделе имущества между самим Фрущаком и его супругой

были признаны ничтожными (это юридический термин).

Квартира была передана должнику, и у кредитора опять появилась возможность обратить эту квартиру в свою собственность в счёт долга.

Комментарий: некоторые должники пытаются скрыть своё имущество от кредиторов. Но хотим предостеречь этих людей — у финансового управляющего и суда достаточно инструментов, чтобы распознать такой обман.

Финансовый управляющий изучает заключённые до банкротства должника сделки и если он видит, что, например, должник продал недвижимость по цене в разы ниже рыночной, он оспорит эти сделки в суде.

Мнение эксперта
Макаров Игорь Тарасович
Юрист-консульт с 8-летним опытом. Специализация — уголовное право. Большой опыт в экспертизе документов.
Однако в описываемом случае кредитор, оспаривая сделку, не применял положения Закона «О банкротстве», т.к. во время этого процесса физические лица в России ещё не могли банкротиться.

Кредитор оспорил сделку, применяя ст. 10 и ст.

170 Гражданского кодекса. Ст.10 запрещает злоупотреблять правами, а ст.170 говорит о том, что такое ничтожные сделки.

Итак, квартира вернулась в собственность должника. Это произошло в феврале 2015 года.

После этого судебный пристав вновь арестовал квартиру, ведь долг ещё не был отдан. Фрущак оспорил в суде этот арест, но суд решил, что пристав действовал законно.
к содержанию ↑

Должник допускает серьёзную ошибку — пытается сделать вид, что ему негде жить

Дочь должника обратилась в суд, чтобы его принудительно сняли с регистрации в её квартире, но суд отказал. Тогда должник добровольно снялся с регистрации в квартире дочери. Обратите внимание — он «выписался» из квартиры по своей воле. Теперь формально единственное место, где он может жить — спорная квартира.

Должник допустил ошибку, снявшись с регистрации добровольно. Президиум Московского областного суда, который рассматривал это дело, обратил внимание, что должник снялся с регистрации в квартире дочери по собственной воле.

Почему он так поступил? Суд решил, что Фрущак решил создать видимость ситуации, что ему негде жить, кроме как в арестованной квартире, чтобы пристав не смог реализовать её за долги. Мы полагаем, что эти действия стали серьёзной тактической ошибкой должника, которая в итоге может стоить ему квартиры.

Кстати, к тому времени квартира уже была оценена в 20,6 млн руб.

к содержанию ↑

Спасаясь от долгов, Фрущак объявляет себя банкротом

С октября 2015 года физлица в России получили возможность обращаться в арбитражный суд, чтобы он признал их банкротом. Фрущак воспользовался этой возможностью в 2017 году. Почему он не сделал этого раньше — не знаем.

Суд удовлетворил иск о признании банкротом и ввёл процедуру реализации имущества должника.

Кредитор, будучи единственным кредитором, заявляет о своих требованиях. Но кроме спорной квартиры, с должника взыскать совершенно нечего, а квартиру взыскать нельзя — формально она является единственным жильём должника.

Кредитор обращается в арбитражный суд, чтобы спорную квартиру включили в конкурсную массу. Суд отказывает.

Конкурсная масса — это имущество должника, которое отойдёт кредиторам в процессе банкротства. Должник заинтересован, чтобы как можно меньше его вещей попало в эту массу; кредиторы заинтересованы в том, чтобы максимальной количество имущества должника стало конкурсной массой.

Кредитор обращается в апелляцию, потом в кассацию. Решения судов гранитно-тверды и неизменны — квартиру нельзя обратить в конкурсную массу, потому что она — единственное жильё должника.

Кредитор не отчаивается и доходит до Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда. И происходит локальная революция.

к содержанию ↑

Верховный суд отменяет решения всех нижестоящих арбитражных судов

Говоря строго юридически, Верховный суд не включил квартиру в конкурсную массу. Он лишь отменил все решения нижестоящих арбитражных судов, которые отказывались включать квартиру в конкурсную массу и направил дело на новое рассмотрение.

Теперь дело заново будет рассматривать суд первой инстанции. Однако в своём Определении высшая судебная инстанция изложила свою позицию столь ясно, что сомнений нет — квартира будет включена в конкурсную массу, то есть должник лишится права собственности на неё.

Для справки: когда Верховный суд рассматривает как-то дело, он может самостоятельно вынести решение, а может направить дело на новое рассмотрение суда первой инстанции, дав этому суду чёткие указания, как рассмотреть дело. Разумеется, суд первой инстанции обязан подчиниться мнению Верховного суда — то есть он обязан вынести решение с учётом мнения Верховного суда.

к содержанию ↑

Почему Верховный суд «снёс» решения нижестоящих судов и, таким образом, допустил изъятие единственного жилья за долги?

Верховный суд решил, что должник злоупотребил своими правами, чтобы и по долгам не платить, и квартиру сохранить. Злоупотребление наносит ущерб кредитору, т.к. он лишается возможности взыскать долг. Повторимся, в чём выразилось это злоупотребление:
  • развод с супругой, передача ей квартиры по явно заниженной стоимости, последующая передача квартиры дочери;
  • подача дочерью иска о признании должника утратившим право пользования её квартирой, чтоб создать впечатление, что должнику негде жить, кроме как в спорной квартире;
  • когда суд отказался «выписывать» должника из квартиры дочери, должник снялся с регистрации самостоятельно;
  • должник неоднократно оспаривал действия пристава, арестовавшего квартиру;
  • когда должник подал иск о банкротстве, арест с квартиры был снят согласно Закону «О банкротстве». И что же сделал должник после этого? Зарегистрировался в спорной квартире, чтобы создать впечатление, будто та квартира — единственная, где он может жить.

Все эти действия, как указал Верховный суд, нацелены лишь на то, чтобы создать видимость, что спорная квартира — единственное пригодное место жительства должника. Однако это не так — на самом деле должник мог жить у дочери. Поэтому защита от взыскания, данная ст. 446 ГК РФ, на эту квартиру не распространяется.

к содержанию ↑

Планируете банкротится? Ждём ваших звонков в «Юридическом бюро №1»

Чтобы обанкротиться, должнику нужен финансовый управляющий, и найти его должник должен самостоятельно. В штате «Юридического бюро № 1» есть и финансовые управляющие и юристы, поэтому вам не придётся искать финансового управляющего.

В процессе банкротства мы делаем жизнь должника как можно комфортнее. Например, «выбиваем» через суд возможность тратить на жизнь больше денег, чем указано в законе.

Вы узнаете реальный прогноз вашего дела уже на первой консультации, потому что мы работаем только с банкротствами физических лиц и накопили серьёзный опыт.

Звоните! Вы зададите все вопросы практикующему юристу и услышите компетентные точные ответы.

Взыскание крупных долгов – это всегда проблема, так как заключается оно в принудительном истребовании принадлежащего должнику имущества. В данном контексте закон дает свободу действий приставам, позволяя изымать у должников и деньги, и автомобили, и даже недвижимое имущество.

Впрочем, в некоторых случаях обращение взыскания в отношении конкретного имущества невозможно, например, если речь идет о единственной пригодной для проживания квартире. Предлагаем разобраться, что такое единственное жилье должника и взыскание в 2020 году по нему.

к содержанию ↑

Возможно ли выселение за долги

Мнение эксперта
Макаров Игорь Тарасович
Юрист-консульт с 8-летним опытом. Специализация — уголовное право. Большой опыт в экспертизе документов.
Даже если наложенный арест будет признан правомерным после обжалования, конфискация единственного жилья за долги все равно невозможна. Как упоминалось выше, ст.

446 ГПК устанавливает в отношении такого жилья иммунитет от обращения на него взыскания, защищая тем самым право должника и членов его семьи на жилище и условия для нормального существования.

Напоминаем, что правоприменительная практика не позволяет оценить пределы такого иммунитета. Он действует независимо от размера долга или характера задолженности.

Интересы лица, требующего возврата долга, тоже не подлежат оценке, хотя уже не раз предпринимались попытки внести в законодательство поправки, изменяющие это правило в пользу взыскателей.

Так, в начале 2017 года Минюст уже предлагал изменения, по которым могло стать возможным изъятие единственного жилья. В случае принятия предложенных правок появилась бы возможность обращать взыскание на единственную квартиру должников, относящихся к одной из четырех категорий:

  • неплательщиков алиментов;
  • должников, обязанных возместить ущерб здоровью;
  • лиц, обязанных компенсировать ущерб, нанесенный преступлением;
  • граждан, обязанных возместить ущерб, возникший в связи со смертью кормильца.
При этом предполагалось, что сумма задолженности должна составлять более 200 тыс. рублей и соразмеряться со стоимостью жилья, а общая площадь – превышать 36 м2 на каждого жильца.

В любом случае пока данные правки не были приняты, а потому выселение из единственного жилья невозможно. Впрочем, в законе есть одно исключение.

Практичский совет: Своевременно проверить свои долги — лучший способ избежать увеличения размеров долга. При этом тратить свое время на посещение различных инстанций не потребуется. Сделать это быстро, безопасно и в режиме онлайн можно при помощи проверенного сервиса проверенным сервисом Контрольдолгов.рф .

к содержанию ↑

Судебная практика по вопросам обращения взыскания на единственное жилье

Из описанного выше можно сделать вывод, что судебная практика ареста единственного жилья должника и обращения взыскания на недвижимость не является однозначной. Изученные нами судебные решения наглядно демонстрируют, что, несмотря на позицию Верховного и Конституционного судов РФ, суды низших звеньев не практикуют единого подхода к описанным вопросам.

Нередко судьи отождествляют обращение взыскания и арест, запрещая последний в отношении единственного жилья должника и тем самым нарушая права взыскателей. Ясность по этому поводу внесена определением ВС РФ № 78-КГ15-42 от 11.01.2016.

Что касается обращения взыскания на такие жилые помещения, судебная практика продемонстрировала проблемы несколько иного характера.

В большинстве своем суды соглашаются с приоритетом, который имеет защита прав должника при взыскании единственного жилья, – суды признают принцип имущественного иммунитета.

Нередко судьи указывают на то, что закон не определяет конкретных пределов, в которых будет действовать имущественный иммунитет.

Вопрос обращения взыскания и, в частности, проблема выявления единственного жилья – компетенция судебного пристава. Челябинские судьи полагают, что приставы, рассматривающие подобные вопросы, обязаны учитывать и качественно-количественные показатели:

  • площадь жилья;
  • его стоимость;
  • целесообразность и техническую возможность натурального выделения доли.

И все это в целях дальнейшего обращения взыскания и соблюдения интересов кредитора.

Такой подход не только сложен в плане реализации (неясно, как и почему пристав должен рассматривать вопрос выделения доли жилья в натуре), но и противоречит действующему законодательству. Ведь ст. 446 ГПК прямо запрещает обращать взыскание на единственное жилье, без определения его качественных и количественных характеристик.

Мнение эксперта
Макаров Игорь Тарасович
Юрист-консульт с 8-летним опытом. Специализация — уголовное право. Большой опыт в экспертизе документов.
Более того, такой подход будет противоречить практике КС РФ (Постановление КС РФ № 11-П от 14.05.2012), констатирующей отсутствие пределов имущественного иммунитета.

В то же время нельзя отрицать, что отсутствие таких пределов является законодательным пробелом, создающим немало правоприменительных проблем.

к содержанию ↑

Возможность продажи жилья

Как сообщили в Минюсте, поправки предлагают разрешить продать единственное жилье должника, если размер жилого помещения в два раза превышает установленную законодательством РФ норму предоставления площади жилого помещения и при этом составляет не менее 36 кв. м на одного человека (должник и проживающие с ним члены его семьи) или если стоимость такого жилого помещения превышает двукратную стоимость жилого помещения, соответствующего норме предоставления площади на одного человека.

В среднем норма такая норма в различных муниципальных образованиях варьируется от 14 до 18 кв. м на человека.

к содержанию ↑

Действия приставов

Поправки также наделяют приставов правом устанавливать должнику и органам по регистрационному учету граждан запрет на регистрацию новых жильцов в принадлежащем должнику жилье за исключением регистрации несовершеннолетних детей должника.

В течение 7 дней после вступления в силу определения суда об обращении взыскания на единственное жилье должника судебный пристав с согласия должника должен направить взыскателю предложение приобрести другое жилое помещение по стоимости, установленной в решении суда. Если должник не согласен или взыскатель уклоняется от заключения договора на покупку нового жилья должнику, единственное жилье должника в течение 10 дней выставляется на торги с начальной ценой в размере, установленной судом для покупки нового жилья.

Еще через 10 дней могут быть назначены вторичные торги, где начальная цена может быть снижена на 5 %. Если и вторичные торги не нашли покупателя, пристав возвращает жилье должнику.

Повторное обращение взыскания на жилье должника возможно не ранее, чем через 12 месяцев после даты объявления вторичных торгов.

Суд также может при необходимости увеличить минимальную сумму, предоставляемую должнику на покупку нового жилья, но не более чем на 20 %.

Если должник, получив деньги на покупку нового жилья, в течение 3 месяцев не приобрел новое жилое помещение, деньги перечисляются в бюджет муниципального образования, которое в течение следующих двух месяцев должно предоставить должнику и членам его семьи жилье.

На переселение должника и членов его семьи законопроект отводит 14 дней с даты предоставления другого жилого помещения.

к содержанию ↑

В защиту детей

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что он «обеспечит судебную защиту конституционных прав кредитора (взыскателя) в части исполнения судебного решения о взыскании долга и (право) гражданина-должника на жилище». Кроме того, он «направлен на обеспечение защиты прав несовершеннолетних детей, поскольку предложенные в нем меры позволят в том числе улучшить ситуацию по взысканию задолженности со злостных неплательщиков алиментов».

Взыскание на единственное жилье должника «применяются только к отношениям, связанным с принудительным исполнением требований по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, возмещению вреда в связи со смертью кормильца и возмещению ущерба, причиненного преступлением, независимо от времени возникновения указанных требований».

Порядок предоставления органом местного самоуправления должнику-гражданину и членам его семьи иного пригодного для проживания жилого помещения, а также приобретения такого жилья за счет денежной суммы, перечисляемой в бюджет муниципального образования, устанавливается правительством РФ.

Ситуация с взысканием долгов сегодня актуальна для многих. Долги надо возвращать.

Особенно по решению суда. На это и существует служба судебных приставов.

Но всегда ли их действия правомерны? Практически все должники знают, что единственное жилье трогать запрещено. Так ли это на самом деле, и какие действия пристав имеет право совершать с квартирой должника, не нарушая при этом закон?

В районном суде Петербурга было вынесено решение по иску против местной жительницы. Она по решению суда обязана была вернуть немалый долг. Пристав завел исполнительное производство и арестовал земельный участок и часть дачи гражданки. Их продали, и деньги ушли на погашение долга.

Но этих средств на все погашение не хватило, и пристав наложил арест на квартиру, где жила должница с ребенком.

Но с арестом квартиры ответчица не согласилась. Она пошла в другой райсуд с заявлением, в котором оспаривала вынесенное приставом постановление по аресту жилья. В обоснование своего иска гражданка написала, что квартира — единственное место проживания для нее и ее маленького сына, поэтому ее нельзя арестовать.

Районный суд с этим заявлением согласился. В своем решении суд первой инстанции сказал, что согласно статьи 79 Закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику на праве собственности имущество, перечень которого установлен в Гражданском процессуальном кодексе.

Единственное пригодное для постоянного проживания помещение включено в этот список (статья 446 ГПК.)

«Поскольку на спорную квартиру как на единственное место жительства должника не может быть обращено взыскание, то арест на имущество, на которое не может быть обращено взыскание, не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения и не может привести к исполнению решения суда», — записано в решении районного суда.

Кредитор и судебный пристав обиделись на такой вердикт и написали жалобу в Санкт-Петербургский городской суд. В апелляции сказано, что арест квартиры был сделан «не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве».

Но горсуд не поддержал пристава и кредитора. Апелляция заявила, что их довод «основан на неверном толковании действующего законодательства».

Суд сказал, что предпринятая приставом мера не входит в перечень оснований для наложения ареста.

Поэтому «довод о правомерности наложения ареста с целью принуждения должника к фактическому исполнению требований исполнительного документа не соответствует действующему законодательству» — записано в апелляционном решении. А еще горсуд сказал, что наложение ареста для обеспечения сохранности имущества в нашем случае лишено юридической значимости, поскольку «такой арест в настоящем деле не может привести к исполнению решения суда».

Кредитор с такой формулировкой также не согласился и пошел дальше и выше — в Верховный суд РФ. А там, прочитав это дело, заявили следующее — акты питерских судов неправильные и подлежат отмене, поскольку их выводы основаны «на неправильном толковании норм материального права».

В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам указала, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом «в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях» (статьи 64 и 80 Закона об исполнительном производстве). По мнению Верховного суда, несмотря на то что в статье 446 ГПК запрещается обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должника, арестовывать такое жилье можно, потому как арест взысканием не является.

Это разные действия.

По мнению коллегии, суд первой инстанции и апелляция ошибочно поставили знак равенства между запретом на совершение с квартирой регистрационных действий и мерами принудительного исполнения. В решении Верховного суда сказано, что «из постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда».

И суд уточнил, что ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно — изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю, этот арест не предусматривает. Жить как жила должница в своей квартире может спокойно, но после наложения ареста женщина не сможет распорядиться жильем.

То есть продать его, подарить или поменять.

Верховный суд в этом деле использовал постановление Пленума «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (ноябрь 2015 года).

В том постановлении сказано, что арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя. (Дело N 78-КГ15-42)

Иван Соловьев, профессор Академии МВД России:

— Задача кредитора — создать такие условия для должника, чтобы тот, желательно, ни на минуту не забывал о том, что он должен. Единственное жилье долгое время оставалось неприступным форпостом для взыскателей и хоть какой-то гарантией для тех, кто не рассчитал свои финансовые возможности или переоценил перспективы.

Решение о наложении обременений на него вполне прогнозируемо, так как рост задолженности растет месяц от месяца, а дорогие кредиты остаются пока единственным действенным способом оживить банковскую сферу. В любом случае не стоит забывать о возможностях новых норм о банкротстве физических лиц.

500 тысяч рублей и три месяца просрочки — вполне можно подумать об этой юридической процедуре, но начинать и вести ее лучше самому, так как кредитор однозначно проведет ее так, как выгодно ему.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому человеку право на жильё. Именно поэтому, обращение взыскания на единственное жильё должника не предусмотрено за исключением лишь пары случаев. О том, в каких ситуациях может быть наложено взыскание, и какие изменения могут быть внесены в законодательство, мы сегодня и поговорим.

к содержанию ↑

Законодательная база

Как уже было сказано, сейчас приставы не могут отбирать у должника единственный объект недвижимости, в котором он постоянно проживает. Данное правило отражено в статье 446 Гражданско-Процессуального Кодекса и Конституции Российской Федерации.

Обсуждение поправок в действующем законодательстве началось в 2020 году. На рассмотрение были представлены изменения в Федеральном Законе ФЗ No229, а также статьях Гражданско-Процессуального и Семейного Кодекса России.

В случае их утверждения, судебные приставы будут иметь полное право обратить взыскание на единственное жильё должника, если имеющиеся у него обязательств попадут под обсуждаемые поправки.

На данный момент изменения активно обсуждаются депутатами Государственной Думы, но пока не утверждены и на практике не применяются.

Автор статьи
Макаров Игорь Тарасович
Юрист-консульт с 8-летним опытом. Специализация — уголовное право. Большой опыт в экспертизе документов.
Следующая
Образцы документовАрендные каникулы: виды, сроки, заключение договора и доп. соглашения

Добавить комментарий

Adblock
detector